Как человек ультра-правых взглядов, я глубоко ненавижу левизну. Напомню, что отличие между правыми и левыми – это отнюдь не консерваторы-коммунисты, потому что коммунисты стали консерваторами.

Различие это, восходящее к Платону, состоит в следующем: левые считают, что общество можно понять, а следовательно, улучшить; правые же считают, что общество слишком сложно для понимания, добро еще сложнее, поэтому мы не можем ни понять социальные процессы, ни изменить их к лучшему. Безусловно, это очоень болезненное осознание, и большие умы, вроде Поппера, пытались из него выкрутиться, утверждая, что мы все-таки можем точечно избавлять от наиболее явных проявлений зла. Поппер, предсказуемо, ошибся: его излюбленный пример избавления человечества от голода и болезней был вскоре опробован в арабских странах и Африке, и привел ко взрыву численности населения без малейшей возможности трудоустройства, а потому создал почву для исламского терроризма.

Вспомните более близкий вам пример: как советский Госплан пытался планировать цены и объемы производства. На этой почве, как и на всякой другой, Советы потерпели тотальное поражение. И если цена – маленький элемент социального механизма – столь непредсказуема, то стоит ли удивляться, что непредсказуемы и социальные процессы в целом?

К чему это все вам. У СССР, России и США есть одна общая тема: наводить порядок в других странах. Наводить так, как они считают лучшим. С самыми добрыми намерениями. Уверен, что Финляндию захватывали для ее же блага, как и помогали коммунистическим боевикам в Анголе. Но каждый раз, без единого исключения, попытки насадить добро оканчивались безмерными страданиями для местного населения. Все понятно с Советами – на все захваченные земли они несли свою утопическую идеологию и, как честно предполагал Руссо, утопия требовала крови несогласных. Которыми оказывались почти все. Но поразительно, что то же самое происходило и с интервенциями Соединенных Штатов. Диктатура на Гаити была довольно мягким из поддержанных США режимов. Путч в Кампучии закончился ужасающей резней Пол Пота, вторжение в Ирак привело к власти Исламское государство, “Арабская весна” обеспечила победу Аль-Каиды и Мусульманского братства. В Афганистане, противостояние СССР и США стоило жизни паре миллионов местных мусульман.

Хорошие результаты были лишь там, где США помогали устойчивому местному режиму избавиться от внешнего врага, как в Южной Корее и Западной Европе времен Холодной войны. Именно устойчивость является фундаментальным критерием. Он не позволяет предсказать, победит или проиграет государство в войне, но предсказывает, сохранится ли государство в ходе этой войны.

Проблема в том, что украинский режим крайне неустойчив. И американское участие в русско-украинской войне, если оно не будет достаточно мощным, чтобы быстро победить про-российские формирования – а таковым оно не будет – имеет, исторически, все шансы привести к настоящей, действительно кровопролитной гражданской войне в Украине. Просто потому, что так произошло во всех странах подобного сценария.

Вадим Черный

 Храбро